Нойз-рок для начинающих
Что нужно знать о нойзе перед главным гигом лета

3 июня 2018 во Владивосток приезжает Газель смерти — главный панковоз страны. Звёздами вечера станут московские ветераны нойз-рока Jars и уже знакомые нам хабаровчане Rape Tape, но с обновленным составом. Для музыкального ландшафта Владивостока явление подобной андерграундной музыки остается уникальным. Не слишком известным в российской провинции прогрессивным и экспериментальным группам просто невыгодно с точки зрения гонорара часто организовывать туры по Дальнему Востоку. При этом узкая, но изголодавшаяся по альтернативной музыке, аудитория готова сломя голову мчаться на любое выпадающее из повседневности шумное мероприятие. Таков удел любого привоза: быть энергетической инъекцией для уставших жителей периферии. Ода нойз-року — панку на максималках — материализуется уже в первое воскресенье этого лета. Для понимания того, что будет происходить, музыкальный обозреватель Nest Анастасия Холод предлагает освоить входной уровень жанра.

 

Истоки жанра noise-rock

Noise-rock — наиболее удобоваримый стиль нойза после нойз-попа, который раздражает уши с 80-х годов XX века.  Жанр относится к альтернативным и экспериментальным направлениям музыки и характеризуется смесью панка с атональным звучанием и диссонансными гитарами. Его представители выбирают поэзию, бьющую прямо по лицу своей бескомпромиссностью и прямолинейностью тем: злободневность, ирония, саркастичное отчаяние. Все это приправляется грязным, вязким, жирным роком, который существует для того, чтобы бесить. Пожалуй, это единственный стиль рока, который не опопсел и звучит сносно даже в 2018 году.

Предпосылки к становлению жанра тянулись на протяжении всего прошлого века. В 1913 году футурист Луиджи Руссоло выпускает манифест «Искусство шумов», в котором призывает отказаться от устоявшихся музыкальных инструментов и форм, мотивируя это тем, что все привычное перестало удовлетворять композиторов, стремящихся к диссонансу. Руссоло приходит к выводу о том, что удовлетворить футуристов может только замена звуков шумами. Сами шумы были классифицированы в шесть категорий, и к каждому был создан свой музыкальный инструмент — интонарумори. Инструменты имели характерные названия, присущие воспроизводимым ими звукам: «Взрыватель» (Scoppiatore), «Треньканьщик» (Stroppiciatore), «Ревун» (Rombatore). Так Луиджи Руссоло создал шумовой модулятор и стал первым в истории музыки нойзером.

Луиджи Руссоло и его ассистент Уго Пьятти с интонарумори. Источник: Hulton Archive/Getty Images

 

В 1922 году Арсений Авраамов, представитель советских имажинистов, создал «Симфонию гудков». Сочинение предусматривало использование пушечных выстрелов, сирен, звуков самолетного двигателя, заводских гудков, свиста пара и прочих машинных звуков. Площадкой для воспроизведения симфонии являлся весь город Баку, а сочинение стало известно как один из первых образцов индастриала. Труды Авраамова предвосхитили появление конкретной музыки — авангардного направления середины XX века. 

 

Конкретная музыка представляла собой запись природных звуков и шумов на звукозаписывающее устройство, которые в последствии микшировались и преобразовывались посредством всевозможных эффектов. Яркими примерами конкретной музыки служат «Симфония для од­но­го че­ло­ве­ка» П. Шеф­фе­ра и П. Ан­ри (1950) и «Williams Mix»  Дж. Кейджа (1953). Это экспериментальное направление повлияло на направление индастриал, который в свою очередь повлиял на нойз-рок.  Конкретная музыка явно служила источником вдохновения для Лу Рида, когда он записывал первый гитарный нойз альбом «Metal Machine Music» (1975). Хотя The Velvet Underground, участником которой был Лу Рид, тоже активно экспериментировала со звуком, в этом альбоме напрочь отсутствовала какая-либо мелодика. Проигрываемый на разных скоростях фидбек звучал параноидальным жужжанием и чистым сумбуром. Но даже несмотря на противоречивые отзывы критиков и непонимание современной Лу Риду публики, эксперименты с гитарным звуком проникли в поп-музыку. Одними из первых, кто использовал сильную реверберацию, были никто иные как The Beatles. Так к началу 80-х оформился жанр noise-rock.

 

 

5 альбомов для понимания жанра

Flipper ‎— Album Generic Flipper (1982)

Дебютный студийный альбом, образец раннего нойз-рока. В то время подобный подход к панк музыке был абсолютно новаторским: элементы фри-джаза, нойза, искаженного гитарного звука вкупе с замедленным темпом раздражали привыкшую к быстрому хардкор-панку аудиторию. Flipper активно выступали в округе Сан-Франциско, расписывая стены надписью «Flipper rules» , пока в 1987 году от передозировки героина не умер Уилл Шаттер. Впоследствии группа еще не один раз воссоединится, но участники не перестанут калечиться и умирать. Толику известности им добавил Курт Кобейн, надевший самодельный мерч на выступление телепередачи «Saturday Night Live». Логотип Flipper часто рисовали от руки, и изображение постоянно варьировалось, но сегодня онлайн-магазины все чаще предлагают реплики футболок «как у Курта», рассчитанные на фанатов Nirvana.

 

Sonic Youth ‎— Evol (1986)

Sonic Youth – выходцы Нью-Йоркской ноу-вейв (no wave) тусовки (конец 70-х – начало 80-х), где засветились такие лица как Teenage Jesus & The Jerks Лидии Ланч, ранние Swans и Гленн Бранка, также близкие к нойз-року. No wave имел широкий стилистический спектр, включавший в себя эксперименты с авангардным джазом, пост-диско, фанком и панк-роком, которые объединяла ломаная структура и нигилистичные тексты. С приходом нового барабанщика Стива Шелли в 1985 году, Sonic Youth сконцентрировались на более связном роковом звучании, тем не менее активно экспериментируя с диссонансом и фидбэком. Группу можно смело назвать символом нойз-рока, а «Evol» — переходным альбомом на пути к популяризации и коммерциализации коллектива. 

 

Big Black ‎— Songs About Fucking (1987)

Обозвать группу «большим черным» и записать альбом про «это» — вся суть нойз-рока с его стремлением к провокации. Ломаный звук, царапающий уши, приправленный не типичной для жанра драм-машиной — заготовка для дальнейших опытов, вылившихся в industrial rock и post-hardcore. Проект примечателен участием Стива Альбини, который писал песенки про садизм и кого только не записывал: Pixies, Nirvana, PJ Harvey и еще около тысячи работ. «Songs About Fucking» поставил точку в творчестве группы, оставив нам в наследие пасхалку в виде каверов на Kraftwerk и Cheap Trick.

 

Cows ‎— Taint Pluribus Taint Unum! (1987)

Отличной иллюстрацией того, насколько нойз-рок может быть разнообразным, является группа с незамысловатым названием «Коровы». Дебютный альбом вышел на Treehouse Records, последующие же – на Amphetamine Reptile Records, главном нойз-рок лейбле, работающим преимущественно с одним форматом. После дебютника группа станет более форматной и в духе лейбла. Но именно  «Taint Pluribus Taint Unum!» впервые представил свежую вариацию на нойз-рок, граничащую с пост-хардкором и блюз-панком: очень много шума, колоритная труба и оголтелое поведение на сцене. Впоследствии тот самый «Amphetamine Reptile» сделает переиздание в 2016 году. 

 

Drive Like Jehu — Drive Like Jehu (1991)

 

В 90-х формула noise rock + post-hardcore стала очень распространенной, а Drive Like Jehu добавили в нее math-rock и крохотную щепотку emo. Последнее объяснялось самобытной сценой города Сан-Диего, где группа и занималась творчеством, с преобладанием хаотичного эмо и уклоном в скримо, что прозвали san diego hardcore. Drive Like Jehu просуществовали до 1995 года, после чего барабанщик Марк Тромбино переквалифицировался в продюсера и стал успешным благодаря таким группам как Jimmy Eat World, Blink-182, и All Time Low.

Сегодня музыканты используют вектор, заданный на заре нойз-рока, состоящий из диссонансов и шумов. При этом жанр активно миксуется с пост-панком, гараж-панком, индастриалом, гранжем, а иногда и с попытками воспроизвести давно почивший ноу-вейв (порой даже удачными). Периодически появляются коллективы, которые становятся популярными, несмотря на всю своеобразность жанра – например, Pissed Jeanes. Да, нойз-рок сегодня слушать легче, но все еще неудобно. Давайте почувствуем дискомфорт вместе в ближайшее воскресенье во Владивостоке.