Ольга Танская и её куклы
Дело за малым — побороть лень и продвинуться дальше эскизов и мыслей «а неплохо бы слепить пингвина»

Увлечение куклами уходит корнями в детство, думаю, они были со мной всегда. Первые куклы появлялись с помощью бабушки, из любых подручных материалов – глина, дерево, бумага – они остаются самыми любимыми. Уже тогда мне говорили, что они немного странные, но раньше странным можно было считать все, что не похоже на Барби или плюшевого медведя.

Сознательно занимаюсь куклами уже семь лет, за это время я, перебрав все возможное, пришла к любимому материалу – папье-маше, все мои куклы сделаны полностью из бумаги. Это материал с неограниченными возможностями, прочный, как дерево и при этом легкий. Такую куклу можно сбросить с пятого этажа, и она останется целой (скорее всего).
Бумага позволяет работать с фигурами любого размера, внутри они полые. При этом материал живой, фактурный, он дышит. Бумага прощает любые ошибки, всегда есть возможность их исправить, скорректировать, часто за время работы образ куклы меняется кардинально.

Есть сложности в отработке, это не пластик, который высох, – и на руках фактически готовое изделие. Папье-маше дает сильную усадку, процесс долгий, так как каждому слою нужно высохнуть. Готовое изделие неоднократно шлифуется и дорабатывается, работа может длиться месяцами. Но куклы получаются фактурными, теплыми, очень приятными на ощупь.
Важные факторы – это экологичность и доступность, бумага под рукой есть всегда. В ход идут любые бумажные отходы – ячейки от яиц и газетная бумага – это замечательный пример вторичной переработки!

Меня до сих пор, как и в детстве, поражает возможность создать форму, существо с душой, из ничего, это магический процесс. Все формы и характеры сидят в голове и появляются сами, порой мне кажется, что все они живут в параллельной реальности и ждут момента, чтобы выйти в наш мир. Их можно буквально доставать из воздуха. Куклы снятся, куклы появляются в виде тучи на небе, некоторые люди – уже сами по себе куклы, даже придумывать ничего не нужно.
Неисчерпаемый источник идей – это животные, с которыми я работаю. Дело за малым – побороть лень и продвинуться дальше эскизов и мыслей “а неплохо бы слепить пингвина”.

Кукла рождается с образа, с идеи, которая в процессе обрастает деталями. Хотя, бывает, наоборот, с теми же пингвинами – сначала появилась табличка с рыбой, пингвин материализовался уже вокруг нее.
А вот стиль меняется вместе со мной, и я не уверена, что он сложился окончательно. Я меняюсь, куклы меняются. Был период, когда они получались совсем уж жуткими, спустя пять лет эти куклы пугают и меня. Сейчас в голове многое утряслось и разложилось по полочкам, куклы стали добрее. Однажды мне сказали, что кукла – это отражение души кукольника, и у меня очень грустная душа.

Есть пара задач, которые я наметила для себя на ближайшее время. Хочу внедрять кукол в окружающую среду, это сейчас называется модным словом «стрит-арт».
Мечта – вынести их за рамки рабочего стола и полки над телевизором. Я прекрасно понимаю, что скульптуры такие недолговечны в местных погодных условиях и, скорее всего, не вызовут радостной реакции окружающих, да и расстаться с ними будет тяжело. Но они будто просятся в большой мир:)
Таиланд – прекрасное поле для подобной деятельности, с одной стороны, здесь нет такого бессмысленного вандализма, как в России. На улице оставляют практически все – скульптуры, домики духов, картины и мебель, и можно не бояться, что кто-то это украдет. Так же можно оставить и куклы. С другой стороны – тайцы очень самодостаточны в отношении культуры, даже консервативны, и не думаю, что подобные изменения могут их обрадовать.

Насчет возвращения – я очень люблю Владивосток и не перестаю сокрушаться, что он находится в России. На Россию предпочитаю смотреть издалека, можно любить ее сколько угодно, но она никогда нас не полюбит в ответ. Да, я пессимист. Скучаю я только по людям. Друзья и семья – это главное, чего не хватает в чужой стране.
Люди во Владивостоке самые лучшие, такая концентрация удивительных и талантливых личностей может быть только у нас, среди моря, сопок и неба.
Все остальное – это мелочи, дом там, где я, и где компьютер и карандаши с блокнотами. В Таиланде у меня был долгий перерыв с куклами, на это у меня есть как минимум десять нелепых оправданий, называть их не буду).

Порой сильно тормозит неуверенность в себе, чувство, что все уже давно слеплено и нарисовано до меня, причем более искусно. В такие моменты тяжело не опустить руки и сделать хоть что-нибудь.
Перерыв закончился тогда, когда появился страх потерять единственное дело, которое приносит мне настоящий покой и всех тех грустных существ, которые продолжат жить в моей голове и проситься наружу.