Резидент «Зари»: Слава PTRK
О том, как важно иметь запасной план и почему граффити это перформанс

C 13 мая по 4 июня арт-резиденция «Заря» принимала еще одного уличного художника из Екатеринбурга Славу PTRK, о котором мы уже писали.

В новом интервью Слава поделился реализованными проектами и впечатлениями о Владивостоке.

Что скажешь по поводу своей резидентуры?

Сама резиденция мне понравилась: не могу назвать ни одного минуса. Ни в помещении, где мы жили, ни с людьми, с которыми мне повезло общаться. По краске тоже не возникло проблем: все обеспечила «Заря».

По поводу проектов: можно было сделать еще больше и лучше. Но, в принципе, я доволен. Хоть и погода подвела. Из-за постоянных дождей в вечернее время не удалось воплотить еще парочку задуманных проектов. Ну и плюс когда есть так много времени, ты немного расслабляешься. Когда приезжаешь на неделю, как я ездил в Москву или Красноярск, понимаешь: сегодня делаешь одну часть, потом ещё, потом монтаж и всё, надо уезжать. А тут просыпаешься и думаешь: «Да, сегодня можно до обеда поспать, ну и завтра тоже. Времени-то ещё много». Резиденция не выдвигает особых требований кроме обязательного проекта на территории Зари и чего-то для города. Вот ты сделал два проекта и можешь продолжить расслабляться дальше.

Я всегда думаю: блин, много чего можно крутого сделать, вот бы приехать на месяц! Но в этот раз я ловлю себя на мысли, что как раз на месяц и приехал. Главное правильно это время расходовать.

Наш город отличается от тех мест, где ты уже был?

Я просто не могу поверить, что фуникулер стоит 10 рублей! 10 рублей!

У вас хорошие дороги, прекрасная природа и достаточно чисто в городе. От остальной России он отличается какими-то элементами ландшафта, в основном. У вас кругом вода, мосты, сопки эти… Очень понравился остров Русский и как все сделано в ДВФУ. Впечатлила, кстати, Набережная Цесаревича, сделанная с забавными спусками к воде. То есть доступ к псевдодеревянным настилам закрыт мраморными плитами, а к самой воде ведут специальные спуски, которыми никто не пользуется из-за сильно засоренной бухты.

Но вообще я ожидал, что увижу в основном бестолковые объекты, на которых были отмыты деньги. Но с удивлением увидел, что после саммита остались действительно хорошие объекты, которые могут принести пользу людям.

Во всем остальном это Россия. Панельные дома, гопники на скамейках у дома, граффити…

Переехал бы сюда?

Мне в принципе тут нравится, но переезжать я бы не стал. Напрягает слишком сложное сообщение с остальной Россией. Меня и в Екатеринбурге это напрягает: всегда приходится куда-либо лететь только через Москву. А от вас 8 часов до Москвы сперва, а потом только куда-то еще. И дорого. Хотя с другой стороны, если бы ваш город находился в другом месте, он бы, наверное, потерял весь шарм края державы.

Возможно, на пользу бы здесь пошли большие франшизные проекты типа «Макдоналдса», «Икеи», известных всем ресторанов, магазины западных марок одежды.

У вас очень сложно быть пешеходом. Людям за 50 так вообще… Не представляю как можно тут передвигаться без машины!

Здорово, что здесь развивается культурная движуха: «Заря», «Соль», «Аякс»… Тем не менее, стрит-арт  находится в полумертвом состоянии. Все эти подпорные стены раскрашены уже явно давно, во времена «правления» Шугурова. Но это не стрит-арт, это оформительский паблик-арт. Он тоже нужен, я согласен. Но нелегального стрит-арта я видел мало, хоть он меня и очень радовал. Хочется верить, что мы с Тимой (прим. ред. Тимофей Радя — екатеринбургский уличный художник) повлияли на местное сообщество. Не работами, так открытыми лекциями или общением с людьми.

Владивосток лучше среднестатистического российского города. Он чище, аккуратнее, прогрессивнее, мобильнее. Приехал бы еще сюда? Да. Но переезжать бы не стал.

Тебя хоть раз в чужом городе ловили за руку?

Нет. Да и в моем не ловили. Я работаю в основном днем.

Хотя нет, был случай!

Клеил в Москве своих бородачей. Тогда в прямом смысле схватили за руку со словами: «Тут не доска объявлений, молодой человек!» Я им начал объяснять, что это не объявления, а мой рисунок собственный. Они не поняли, переписали мои данные на всякий случай. На этом все и закончилось.

Как люди на улицах нашего города реагировали на твое творчество?

Да нормально. Когда в светлое время суток я доделывал лестницу возле СИЗО, они даже подходили и задавали вопросы. Кто-то давал советы, что нужно нарисовать что-то другое, кто-то говорил, что нужно было сделать поярче, а кто-то интересовался, что всё это значит. Ни с каким негативом я не сталкивался. Мне кажется, жители вашего города вообще достаточно доброжелательны.

С какими проблемами в своем творчестве ты сталкиваешься?

С непредсказуемостью! Очень сложно что-то спланировать. Можешь годами ходить вокруг одной «натэганной» стены, смотреть на нее. А потом приходишь сделать работу на этом месте, а ее за день закрасили в черный! Как это у нас было с работой на здании Театра молодежи.

И такие ситуации со мной происходят регулярно! Практически каждый раз, когда я иду рисовать, появляется какой-то знак. Например, приходишь к стенке, а там стоит полицейский, прислонился к ней спиной и курит. Не на пять метров ближе или дальше, а прям вот тут! Но это не такая уж страшная проблема. Нужно просто иметь запасной план.

Лень еще! Самая большая сложность.

Трудно просто заставить себя куда-то пойти. Особенно если погода не располагает или ты один. Если работаешь в компании, намного проще. Поболтал, перекусил с толпой, порисовал. Этакая такая тусовочка.

Еще сложность может возникнуть в работе в незнакомом городе. Для уличного художника очень важно погружение в среду. Посмотреть, узнать контекст, немного истории. У меня с этим здесь проблем не было. В остальном все сложности решаемы.

Расскажи в чем разница между граффити и стрит-артом?

Граффити же очень физиологическая вещь. Баллон здесь выступает фаллическим фетишем всей граффити-культуры. Это что-то очень мужественное для интенсивного создания чего-то агрессивного. Ты чувствуешь власть над ситуацией, над стеной, над рисунком. Трафареты — это нудятина для усидчивых, а граффити более эмоционально. Прибежал — бомбанул — убежал. Это весело. Особенно если с компанией. Можно выбрать теплый летний день, шашлычок приготовить с пивчиком, а тут же рядом стеночку залить. А трафарет пока распечатаешь, пока вырежешь… Да еще и несколько листов иногда надо склеивать для большой работы. Поэтому я не знаю ни одного города, где бы граффити работ было бы меньше, чем какого-то другого стрит-арта. Это такое же явление, как «Макдоналдс»! Абсолютно универсально для Аргентины, Германии, Китая или Владивостока. Оно есть по всему миру и везде примерно одинаково. И если, например, в Екатеринбурге развито социальное или политическое уличное искусство, в Нижнем Новгороде немного наивное (у них много дерева и рисунки существуют прям на нем), в Москве последние годы развито монументальное искусство, то граффити везде примерно одинаково: я в любой точке мира пишу свое имя. Знайте меня все.

Для того чтобы быть граффитчиком, нужно улавливать связь со всей этой культурой и с процессом самого рисования. Я был бы рад, если бы граффити превратился в перформанс, а не в конечном результате в картинку на фотографии. Намного интереснее смотреть на человека в процессе: как для того, чтобы нарисовать на поезде или электричке, он пробирается между составов, высматривает охрану, ждет несколько часов на конечной станции, а потом за десять минут делает работу и убегает. Это мне кажется по-настоящему интересным, чем тот результат, который он выдал в конце.

А как сейчас все обстоит со стрит-артом в Екатеринбурге?

Он уже стал мейнстримом. Нет такого: о боже мой, граффитчики разрисовали стену! Все уже давно знают, что существует эта культура, что есть наш фестиваль «Стенография», галерея уличного искусства, и знают наши имена городских художников. Конечно, появляются и новые люди, но их, как правило, хватает только на пару сезонов. Потом команды стухают и распадаются.

Раньше, когда мы с моих другом Ильей Мозги только начинали рисовать, часто задавали себе вопросы: зачем мы делаем? Что мы делаем? Что плохо и что хорошо? На кого надо ориентироваться? Каждый решает сам для себя, но я ориентируюсь в основном на Тиму.