Наталья Чумакова
О журналистике, политике и зрителе

Наталья Чумакова — бывшая бас-гитаристка группы «Гражданская оборона». Приехала с презентацией фильма о ранних годах творчества «Обороны» под названием «Здорово и вечно»

О городе и людях

Первый раз я была у вас в городе в 2003 году и, конечно, он сильно изменился. Мосты, разумеется, производят отдельное и самое большое впечатление… Красиво.

Люди здесь вокруг вообще просто отличные. Очень интересно было посмотреть на тех, кто, конечно, очень отличаются от всех остальных в России. Такое ощущение, что вы здесь все очень «конкретные». У всех есть какие-то цели, и вы делаете для их осуществления все, что в ваших силах. Не размазываетесь и не сидите на диване.

 О «Заре»

Это удивительное место! Наверное, нигде кроме Москвы и Питере я еще такого не встречала. Впрочем, я не очень много теперь езжу… Но место и люди просто прекрасные. Очень этим впечатлена. Опять же, мне кажется, что в другом каком-то городе подобного места не могло появиться. Может быть, чуть позже и появится. Но вот во Владивостоке меня это ничуть не удивляет!

Да и выступление мастер-классом это совершенно новое для меня и полностью инициировано «Зарей». Обычно я приезжаю с представлением фильма и только отвечаю на вопросы из зала. А подобная программа с бесплатной историей и свободным входом была здесь со мной впервые. Хотя, в Москве предлагали нечто подобное, но это пока лишь в планах.

 О зрителе

У нас не было никакой целевой аудитории. Странно предполагать, что люди что-то снимают или пишут с тем, чтобы в голове представлять: так, вот это вот будет для школьников.

Аудитория находится сама. На наш фильм приходят абсолютно разные люди. В том числе те, кто вообще ничего о группе не знал. Случайные люди. Например, на самом первом показе, который был даже не зрительский, а для краудфайдинга и проходил в музее по соседству с выставкой картин, случайно забрела какая-то девушка. А в конце подбежала ко мне впечатленная со словами: «Боже мой, я даже не знала, что это про «Оборону»! Такое потрясение…». Конечно, она что-то слышала, о том, что существует такая группа, но и только. Я думаю, что это не единственный случай.

О журналистике

Конечно, с момента выхода фильма мне задавали много вопросов и брали массу интервью. Да и ваше местное СМИ вот тоже… Но нигде со мной так не поступили как на телеканале РЕН-тв! Интервью брал молодой человек, который, казалось, был «очень в теме» и задавал хорошие вопросы. Но, в конце концов, нас всех «порезали» и вставили в какую-то совершенно безумную передачу, где говорилось о том, что в 80-ые было очень модно протестовать. И как раз «Оборона» была из тех самых трендовых групп, которые просто противостояли всему. Такие вот модные мыльные пузыри. И даже, в конце концов, перестали это делать. На этом моменте были вставлены куски из какого-то интервью Егора, где он говорит: «Кто такие американцы? Да это просто сброд какой-то!». Ну сказал и сказал, потому что как раз тогда это было эпатажно. Тогда все ведь очень дружили с Америкой. Ельцин целовался с Клинтоном и тому подобное. Соответственно они взяли именно это и выставили так, что было дико обидно и стыдно. Да и вообще не надо было им интервью давать. До сих пор жалею. Но с другой стороны то был очень важный опыт.

Ну или вот «Роулинг Стоун» брали интервью в том году… Знаете ведь их этот стиль? Такой информационный «желтяк». Как там они пишут? Что-то вроде: «В два пришла на встречу, одета так и так, заказала себе кофе…» И тому подобное. Зачем это все надо? Да и какое имеет значение? Не понимаю.

О политике и Украине

Мне сложно даже представить, что Егор бы сказал обо всей этой ситуации сейчас. Во-первых, чем дальше, тем больше он как-то поднимался над всей этой ситуацией и становился не то чтобы выше, а скорее глобальнее. Во-вторых, он постоянно умудрялся как-то настолько далеко смотреть вперед, что у него могли бы быть совершенно парадоксальные взгляды, которые за него не смог бы сформулировать сейчас никто. И даже я. Да он и сам, наверное, удивился бы самому себе. Это может быть была бы вообще какая-то восьмая сторона, о которой мы с вами даже не знаем.

Наверное, сейчас Егор бы даже не стал смотреть телевизор. Еще во времена первой Украинской революции у нас было по телевизору в каждой комнате и он, конечно, был в курсе всего происходящего. Еще и потому что сам был частью этой политики. Но, разумеется, всю информацию он всегда очень тщательно фильтровал. Но все равно тогда телевидение было не столько зомбирующее как теперь.

Словом, Егор абсолютно не был бы аккуратным, но как бы это выглядело я не знаю. Сейчас происходит очень сложная и запутанная история. И быть на какой-то одной стороне — это значит закрыть глаза на все остальное.