Яна Гапоненко об арт-резиденции «Заря»
Специфика работы в первой резиденции для художников на Дальнем Востоке

Яна Гапоненко (26 лет) — куратор выставочных проектов Владивостока, работала в галерее «Арка», «Айдан галерее» (г. Москва), арт-агентстве Jenny Falckenberg (г. Гамбург). Окончила факультет журналистики ДВГУ, училась в институте современного искусства Анатолия Осмоловского «База» (г. Москва)

Что такое арт-резиденция и какова ее цель?          

Художественная резиденция создана с целью поддержки художников. Она ставит своей задачей предоставить разным художникам место для работы и встречи со зрителем, а зрителю повод познакомиться с творчеством и новыми идеями разнообразных художников разных возрастов, техник, воззрений. Мы с Алисой (прим. главный куратор ЦСИ «ЗАРЯ») любим повторять (потому что верим в это), что арт-резиденция это (если в существительных) импульс, возможность и подпитка, пища для всего вокруг. 

Кто отбирает резидентов?

Процесс отбора это выборка по формальным критериям, которые производят сотрудники Зари под моим руководством. На основе этого отбора в финальной стадии мы обсуждаем шорт-лист кандидатур с главным куратором ЦСИ, далее финальный список представляется председателю правления ОАО «Синергия» Александру Мечетину (прим. – коллекционеру, меценату и основателю Центра современного искусства «ЗАРЯ»). В некоторых случаях мы обращаемся за помощью к независимым специалистам в области искусства.

Кому отдается предпочтение?

Мы даже в условиях подачи заявок пишем, что предпочтение отдается местоориентированным проектам. Резиденция, как институциональное явление, основано на привязке к определенному месту, а значит местному обществу, сообществам, процессам, в них происходящим. 

15

Как проходила работа с резидентом в городе?

Первый резидент — киевлянин Саша Курмаз как настоящий уличный художник, пропадал на улицах. Это его среда, итоговый проект это очень хорошо отражает. Интровертивного склада человек, он, тем не менее, легко шел на контакт с владивостокским арт-сообществом, и под конец резиденции обзавелся здесь единомышленниками и друзьями. Известно, что мы отменили одну из лекций, которая носила вызывающее название, связанное с событиями на Украине, и часть аудитории отмененной лекции пришла на презентацию финального проекта Саши. Закончилось в итоге все успешно, Саша как профессионал, влюбленный в современное искусство, видел свою миссию в дискуссиях о том, что «должно» и «не должно» современное искусство людям.

Все ли из задуманного удалось достичь в итоговом проекте? 

Во-первых, финальную серию работ было важно представить в виде десяти индивидуальных коробочек с артефактами, каждая из которых была бы уникальна по своему содержимому. И мы это сделали: коробки были сооружены своими руками, вырезаны силами Саши и сотрудников ЦСИ. В каждый набор входил лист с графикой, диск с видео, напечатанный зин (прим. любительское малотиражное издание), постер с фотографией какого-либо уличного объекта и открытки для отправки по почте с изображениями разного городского граффити и припиской с обратной стороны «Из Владивостока с любовью и всякой мерзостью», «Из Владивостока с любовью и состраданием». Были, конечно, и стандартные послания, вроде «Из Владивостока с любовью и уважением», но одно оставалось неизменным любви автор желал всем. Зин Сашей был посвящен пакету их он ежедневно обнаруживал в непривычно большом для себя количестве на улицах города. Он связал это, конечно, сразу с экологией, но я бы хотела оставить это явление все же на совести уникальности географического положения города и ветров с побережья заливов, которые свободно выстраивают из целлофанов узоры на деревьях, определяющие, среди прочих факторов, внешний облик городского ландшафта согласны мы с этими траекториями или нет.

57

Самое важное (и оно являлось уникальным в каждой коробке) это видео пеших исследований Курмаза десяти территорий с разным ландшафтом. Саша залезал в трубу, стоявшую на фоне железнодорожных путей, пока по ним проносился аэроэкспресс, шел по ровной замерзшей поверхности моря, бежал по лесу, и каждый раз держал перед собой лист бумаги с карандашом, двигавшемся по листу в такт движений Курмаза по той или иной поверхности, исходя из характера которой на листе выстраивался соответствующий рисунок. Работа о взаимозависимости всего тонкая, как и всегда у Саши. Элемент синхронности, на мой взгляд, наиболее раскрывает себя на третьем видео, когда Саша соскальзывает с одного из многочисленных склонов, за кадром рвет куртку и, как следствие, столь же неожиданно для себя, но очень точно, протыкает лист карандашом.

Сашина резиденция пришлась на суровый декабрь с обилием снегопадов в городе, впадающем в спячку. Пространство города его глазами оказалось автономным, порой даже вакуумным, лишенным посторонних элементов и замкнутым на себе.

Были ли какие-то нюансы в работе с художником из Киева?

Саша часто спрашивал, что примет Владивосток, а чего нет. Конечно, у города возник к нему интерес не только как к современному художнику, известному в кругах стрит-артистов как Гомер, но и как к гражданину Украины. Многие хотели информации «из первых уст», и Саша всегда шел на контакт с любым человеком. Однако никакой подоплеки или намеренного желания привезти резидента по каким-либо политическим соображениям у нас не было. Саша с большой охотой и терпением взаимодействовал на всех открытых мероприятиях с аудиторией как на тему искусства, так и на тему политики.

14

Как местные зрители оценивают работу резиденции, и что ты думаешь об их восприятии проекта Саши?

Как любое произведение современного искусства, Сашин итоговый проект был воспринят неоднозначно. Та часть публики, которая следила за Сашиной резиденцией с самой первой с ним встречи на приветственной лекции, приняла проект как весьма плодотворный итог. Взгляд на город со стороны пробудил некий новый интерес к городу у его жителей. Многие, не знакомые с Сашей до финальной презентации лично, имели возможность пообщаться с ним на его «выпускном» и выходили очень благодарными. А в целом к резиденции интерес очень большой и выходит далеко за пределы России, наша задача его оправдать, а среди местных зрителей сформировать и укрепить самостоятельный интерес к современному искусству.

Есть ли уже какой-то тайм-план по приезду следующих художников?

Список финалистов был обнародован в прошлом году.

Ирина Петракова / живопись, графика, скульптура, перформанс / Москва
Наталья Глюкля Першина-Якиманская / графика, инсталляция, видеоарт, перформанс, текстиль / Россия, Голландия
Лаура Колес / графика, инсталляция, перформанс, текстиль, видеоарт / Владивосток
Оля Кройтор / инсталляция, перформанс, фотография, живопись, графика / Москва
Тима Радя / уличное искусство / Екатеринбург
Anna Reich / фотография, видеоарт / Калифорния, США
Елена Ковылина / перформанс / Москва
Слава PTRK / уличное искусство, инсталляция, фотография / Екатеринбург
Baran Çağinli / скульптура, инсталляция, фотография, видеоарт / Анкара, Турция

Сейчас мы работаем над графиком, а 20 января приняли второго резидента московского художника Ирину Петракову. 

Расскажи, как тебе вообще работа на Заре? Что интересного? 

Центр современного искусства живой организм, с каждым вдохом которого тебе нужно сделать еще десять таких же вдохов, чтобы система работала голова наполняется кислородом, шаг ускоряется и времени особо думать нет: надо делать. При должном интересе на этой работе с тобой постоянно происходит что-то новое, а значит ты узнаешь сам себя с новых сторон. Чему учит место меня, помимо самодисциплины и бухгалтерским навыкам, это умению коммуницировать когда совсем этого не хочется когда устал, когда впереди ночь работы или просто когда нужно побыть одному. Рано или поздно твои достоинства могут становиться твоими недостатками, и на этой работе, достаточно интенсивной, это скорее всего себя проявит в самое неподходящее время. Важно собраться и оставаться профессионалом.

18

На вопрос «что интересного» любопытствующий, наверное, желает услышать ответ о многочисленных интересных событиях, приближенности к художникам и нескончаемых тусовках с ними. У меня есть прекрасная коллега Таня Олгесашвили, которой я хочу передать всю «привилегию» тусовок с художниками. Позавчера Таня провожала в Москву вдову Егора Летова, которой всю субботу показывала наш город, сегодня она встречает нашего второго резидента я не могу и не должна разрываться, и Таня герой, знающий поименно всех художников, подавших заявки на первый прием в резиденцию.

Поэтому интересного много, но это в итоге никогда не бывает главным. А главное чтобы все работало, чтобы зритель соединялся с художником, а художник со зрителем, с местом и с настоящим собой в этом, как правило, новом для себя месте.